23:33 

Старое-старое...

Давным-давно, когда компьютеры были уже небольшими, а Windows 95 -- мечтой любого человека с компьютером, мои родители снимали дачу за городом, чтобы вывозить туда нас с братом под присмотр родителей отца. С тех времён у меня осталась пара пожелтевших дневников на бумаге от здорового советского принтера(такая с дырочками круглыми по краям) и немножко воспоминаний.

Дача представляла собой участок соток в восемь, кучу грядок, два домика и, кажется, сарай. С одной стороны участок прилегал к местному ручейку, а с противоположной — к довольно крутому холму высотой метра в 4. На другом берегу реки мужик строил себе многоугольный дом, который соседи звали "цирк" за его практически круглую форму. Крышу, кстати, он застелил металлом, покрашенным в флаг России. Другие две стороны выходили на высокую насыпь проходящей мимо автодороги и дорогу сквозь посёлок.

Ручеёк запомнился тем, что в нём водились мелкие рыбки длиной в ладошку и толщиной пальца в три. Юркие и пугливые, они были желанной добычей, но не ловились. Точнее, одну я сумел-таки поймать, устроив на мелководье, прилегающем к двум трубам под насыпью дороги, заковыристый лабиринт, из которого пойманная рыбка не успела удрать, так как в поворот она не вписалась.
Ещё в ручейке водились неспешно плавающие красные шарики с ножками, кажется они называются водяные вши, жуки-вертячки и водомерки. Изредка, сидя на мостке, который уходил в эту "речку", можно было ещё увидеть личинку плавунца с двумя серпами-челюстями. Водяных вшей я ловил с помощью "крана" с подвешенной на рамку сеткой из марли.
Сам кран был на корабле из двух больших пакетов от сока и был где-то в полметра длины. Основным развлечением был отлов зазевавшихся водяных вшей и прочей мелочи в сеточку и потом пересадка их в небольшую ванночку, которая была вмонтирована в палубу корабля вместо "бассейна". По окончанию игры живность выпускалась обратно.

Хозяин дачи, коего звали Толя, запомнился только своей логичностью. Кошек он не любил за то, что те ловят птичек, а сам любил вечерами пострелять из пневматики по воробьям.

Вечерами дед с бабушкой любили сидеть на складных стульчиках на вершине холма перед участком. Закат оттуда наблюдался во всей красе.
Также там был подъезд к участку, где стоял дедов 412-й москвич и между двумя берёзами была натянута верёвка, на которой днём сушили бельё.

Из такой же детворы, как я и брат, в посёлке был только парнишка Тимофей, постарше меня года на три, с которым мы более-менее общались и Ярослав, примерно ровесник моего брата. Ярослав умом не отличался и вытворял порой совершенно идиотские вещи. В общем, мы с ним не дружили.

Кажется, были майские праздники. Или начало июня? Не помню. Тёплый безоблачный вечер, утоптанный от постоянных хождений пригорок... Бабушка сидит и палочкой тыкает в землю. Внезапно она прерывается и издаёт тихий удивлённый возглас. Из земли, куда она только что ткнула палочкой, сделав небольшой холмик, вылез майский жук.
Жук тут же был изловлен мной и разглядывался. Но тут на земле появилось ещё несколько холмиков и вылезли ещё жуки! Минут тридцать мы наблюдали, как из земли вылазили жуки. Весь вытоптанный склон покрылся холмиками земли. Я, брат и Тимофей в результате отловили с полсотни этих красавцев в пластиковую бутылку на полтора литра с дырочками для вентиляции. Тимофей уговорил на ночь бутылку ему отдать, чтоб матушке это чудо показать... Зря я согласился... Встретившись на следующий день, он мне поведал, что его матушка опознала в майских жуках колорадских и потребовала их передавить... Что этот дурачок и сделал. Прошло уже почти двадцать лет, но уму этой женщины я поражаюсь до сих пор. Как можно спутать колорадского жука с майским? Они по размеру раз в пять отличаются. Ну если майский мелковат, то раза в три разница всё же остаётся.

Через пару лет хозяин дачи заломил цену и дачу родители сняли по тому же направлению, но далеко от прежнего местечка. Из плюсов было то, что была не очень загруженная машинами асфальтовая дорога, которая шла практически горизонтально и там было здорово кататься на велосипеде. Из минусов же было отсутствие нормальных водоёмов для рыбалки, что печалило моего отца и наличие рядом другого дачного посёлка. Даже название помню: "Камыши". Запомнились они юному ребёнку тем, что участков там было... Много. Очень много. Причём было немало участков в 4 сотки, где стоял большой дом и по периметру шёл узкий цветник. И всё. Но было много участков и по 6 соток и больше.. Всего что-то за тысячу участков. Мне что-то помнится число три тысячи, но врать не буду. В общем, этот посёлок был шириной где-то между полукилометром и километром и уходил вдаль от дороги настолько, что кроны леса за ним были видны только в ясную погоду.

Воспоминаний осталось немного. Во-первых, участок был слегка болотистый и кишел пиявками. К счастью, пиявки за пределы канавок, прокопанных по всему участку, не выходили и случаев укусов не было. Во-вторых, хозяин здесь был только редкими приездами, что давало большую свободу действий.
Здесь я под небольшой вишней под руководством бабки посадил грядку гороха. Горохом я обожрался до поплохения, а потом горох заболел мучнистой росой и рвать его стало мне лениво и неприятно.
Вишня в этой грядке запомнилась ещё и тем, что на ней я сумел поймать молодого воробья. Летать он ещё только-только научился и позволил себе зазеваться... Что было непростительным. Будучи схваченным, воробей истошно запищал и, раззявив жёлтый клюв, укусил меня за палец. От неожиданности я его выпустил... И воробей был таков. Но с тех пор я понял выражение "желторотик".

Дом и кухня здесь были разделены и под кухней жили ёжики, которых подкармливали разными отходами типа шкурок от сарделек. Ёжиков было особей пять-шесть и порой разгорались неслабые бои за эти объедки.

И однажды вечером я увидел на столбе забора ушастую сову. Здоровая птица с забавными ушками и янтарными глазами сидела на столбе и щурилась на закатное солнце. Когда я подошёл ближе, чем она могла стерпеть, птица чинно и красиво взмыла в воздух и улетела куда-то. Но до сих пор вспоминаю эту сову.

Детскую жажду познания окружающего мира дед однажды удовлетворил показом фокуса с законом сообщающихся сосудов. Если шланг заполнить водой, зажать конец и свесить их ёмкости с жидкостью ниже уровня оной, то после отпускания конца шланга по нему потечёт жидкость!
Этот эффект был опробован на двухсотлитровой бочке, куда сливалась вода с крыши дома.. Получил от бабушки выговор за то, что слил полбочки с помощью трубочки, составленной из стеблей одуванчика. Правда, это меня ничему не научило... На следующих день я игрался с тем, что переливал таким же способом воду из бочки в корыто, где бабка "заваривала" коровяк для удобрения, а потом сливал из корыта в канавку. Но меня позвали обедать и я забыл вынуть трубочку...Как назло, она была до дна. Дед смеялся до слёз, а бабушка обиделась.

В этом посёлке ещё запомнился один дом. Сложенный из пенобетонных блоков небольшой замок с парой башенок. Приезжал к нему только старый седой дед на запорожце... Контраст удивлял.

И снова про живность. Во время одной из прогулок мне удалось поймать толстую розовую гусеницу с иссиня-чёрной спинкой и большими челюстями. Позже я узнал, что это была личинка пахучего древоточца. В общем-то, название своё гусеница оправдывала полностью. Её специфический запашок нельзя назвать приятным. И отмывался от рук он далеко не сразу. Даже если помыть руки с мылом десять раз подряд, неуловимый запах остаётся. Жила она у меня на крыльце в коробке от "геркулеса".

Там же у меня был полудурочный приятель. Кажется, его звали Владик. Он однажды уговорил меня дать ему гусеницу на ночь поиграться... Зря я согласился. Потому что он решил её "искупать" и в результате утопил. С телом он не нашёл ничего умнее, как кинуть через забор под нос соседскому петуху. Петух сожрал свалившийся на него подарок, но потом дня три болел. На Владика я дико обиделся, потому что любая редкая живность у меня считалась сокровищем. Тем более, такое чудо, которое в два укуса перегрызает спичку...

А ещё там была странная дорога... Вбок от асфальтового шоссе уходило метров двадцать песчаной дороги, которая дальше была покрыта хорошо подогнанными бетонными плитами. Это счастье продолжалось километра 3, потом снова переходило в песчаную дорогу и потом резко обрывалась.

А ещё однажды, когда я катался на велосипеде, за мной увязалось человек пять мелкоты на велосипедах, которые играли в кого-то там. В общем, они сели мне на хвост и старались догнать. Я от них свернул на грунтовку, что шла через поле и проходила мимо странного болотца, которое было на дне круглой ямы, которая мне напоминала кратер от большой бомбы. Потому что метров пятнадцать-двадцать глубины и диаметров метров пятьдесят... И там в метрах пяти от края отвала шла кольцевая тропинка, по которой я и поехал... Было смешно притормозить, чтобы пропустить пару этих парнишек, которые решили поехать прямо с края кратера мне наперерез... Затормозить на глине после дождя на склоне в почти 45 градусов... Дело сложное. Остановились они оба уже в болоте. Оставшуюся троицу я ухитрился растерять, сделав пару кренделей по "Камышам".

URL
   

Нарезка колбасы Миньковского

главная